• Архив за октября 2018

    Павел Козлов: на Килиманджаро без пермита (декабрь 2012).

    19 Октябрь 2018 // Ваш отзыв »

    На кануне 2013 года мне с женой удалось купить очень дешевые билеты до Найроби. К тому времени у нас была традиция встречать новый год за пределами РФ. Ознакомившись с информацией о Кении и соседних странах, решено было двигаться в Танзанию, ибо дешевле, более широкая география для сафари, г. Килиманджаро, о. Занзибар и т.д. Ценник восхождения на Килиманджаро колебался в районе 1000-1500 долларов на человека, соответственно на двоих 2000-3000$, что было для нас неприемлемо за холм высотой 5895м. Заранее собрали насколько смогли подробную информацию о Килиманджаро, связались с соратниками, которые лет десять до нас ходили с севера, нашли приблизительно эту точку на карте, забили в gps. На гуглемэп сверху все казалось просто, была тропа максимально подходящая к подножию, затем 1-2км какой-то растительности, а дальше каменистая местность с умеренным уклоном до вершины. На восхождение заложили дней 5 (надеялись зайти за 2-3 дня + 1 день на спуск), состав вещей был на уровне походного, кроме хорошего газа, слегка теплые вещи, зимние спальники, кроссовки…

    Из аэропорта Найроби прыгнули на местный локалбас и двинулись до г.Аруши (Танзания), в дороге познакомились с местной танзанкой, у которой остановились на пару дней. Немного акклиматизировавшись к Танзании, двинулись в сторону Килиманджаро. Проехав часть пути в местном автобусе, дальше двинулись автостопом. Мы двигались со стороны Моши и пошли левее на север Килиманджаро. Стоп был так себе, машин по этой грунтовой дороге почти не было (2-3 машины за день). Много шли пешком, было очень жарко, изредка встречались деревья где можно было отдохнуть. До северной части Килиманджаро мы добирались пару дней, хотя расстояние там в районе 100км. В итоге мы остановили миниавтобус, где народ висел на дверях и сверху был завален вещами (подобное я раньше видел в Индии). Каким-то чудом сверху нашлось место и нашим рюкзакам, и непонятным образом мы втиснулись в этот автобус. В автобусе познакомились с англоговорящим местным парнем, который по счастливой случайности ехал до той точки куда нам и надо.

    Так мы попали в удаленную от цивилизации маленькую деревню, где не было электричества, где впервые видели белых и где обитали настоящие масаи. Масаи охраняли местные огороды от нашествия слонов, львов, жирафов и других крупных животных, которые периодически приходили с национального парка Кении. Вечером, по традиции вновь прибывших гостей для нас зарезали маленького козленка и чуть поджарили. Масаи пили теплую кровь и с жадностью высасывали копытную жидкость. Мясо было недосоленным и недожаренным, но как нам объяснили отказываться от пиршества нельзя, иначе глава семьи обидится. Спасибо этому дому за приют и интересные рассказы о традициях и трудностях жизни местного населения.

    Утром, мы узнали, что никаких троп с этой части подножия нет, что за последние несколько лет растительность очень загустела. Мы все таки добрались до той точки, где когда-то проходили российские ребята. После нескольких часов попыток найти хоть малейшее окошко в этих джунглях, мы приняли решения двигаться дальше по кругу вокруг горы в поисках возможности пролезть через жуткие дебри. Таким образом, мы двигались все ближе к восточной стороне Килиманджаро и приближались к попсовой тропе Ронгаи. За пару десятков км до этой тропы нам наконец-таки удалось продвинутся в глубь. Мы нашли речку-ручей и по ней двинулись вверх.

    Местность была приятной, были большие холмы, леса, встречались сельскохозяйственные поля, мы медленно, но уверенно двигались в сторону вершины. По пути мы встречали пару неприятных парней, которые хотели денег и наших вещей и которые долго ходили за нами, при этом в округе не было ни души. В конце концов мы опять уперлись в непроходимые джунгли и по традиции двинулись левее. После нескольких часов ходьбы мы столкнулись с узкой речкой и большим течением. В поисках переправы на другую сторону реки, мы встретили небольшую компанию молодых ребят, которые с радостью согласились нам помочь переправиться на противоположную сторону. Через несколько минут, они нас привели в большому дереву, переброшенному через речку, и помогли нам перебраться на другой берег. Как оказалось в дальнейшем, эти самые добрые ребята нас и сдали, дабы получить большое денежное вознаграждение. Расставшись с ребятам, мы двигались дальше вверх с небольшим отклонением на восток. Смеркалось… мы вышли на цивилизованную тропу, было понятно, что это «платная» тропа с оформленными ступенями. Т.к. уже стемнело, мы решили двигаться в верх в надежде проскочить лагерь и где-нибудь поставить палатку вдали от тропы. Но тут нам навстречу в прыпрыжку выскакивает счастливый рейнджер с АК-47 на плече, а счастливый он потому что за каждого пойманного белого халявщика причитается огромная премия!

    Улыбчивый рейнджер сообщил нам, что мы находимся на территории национального парка и спросил нас «…а где же ваши гиды, повара и носильщики?». Ну а дальше попросил нас спуститься с ним в отделение полиции. На что был послан на хрен и я сказал, что сначала мы сходим на вершину, а потом будем разбираться с ним. Он долго шутил и смеялся над моими словами, пока мы не взяли рюкзаки и пошли дальше верх по тропинке. Через несколько минут его счастливое лицо изменилось на возмутимое. Он продолжал за нами идти и бубнить себе под нос, что это невероятно, и как это так мы его не слушаем и что у него есть настоящий автомат, на что я ему ответил «если умеешь стрелять, может меня застрелить, иначе пойдешь с нами до вершины», и он ка-то под уныл… Так мы дошли с ним до лагеря, там были приличные домики, палатки, сидели пьяные туристы и мы подошли к домику рейнджеров. Наш сопровождающий пошел внутрь, позвать на помощь коллег и заодно поделиться новостью о скорой премии.

    Но не тут-то было, по дороге я присматривал варианты отхода. Как только наш отважный патруль зашел в домик, мы быстренько накинули рюкзаки и рванули вверх по тропе, пробежав метров 200, мы свернули с тропы и полезли в кустарники-джунгли. Это были реально непроходимые кусты, в результате нам с огромным трудом удалось продвинутся метров на 20 перпендикулярно от дороги и нашли маленькую полянку размером 3*3м, там и поставили палатку. Всю ночь рейнджеры (по звукам, человек 10) метались туда-сюда с фонариками и дикими выкриками.

    Так мы прожили пару дней, было скучно, т.к. у нас было лишь пару кв.м., за пределы которых выйти было невозможно. Все эти дни рейнджеры метались вверх-вниз и днем и ночью. На 3-й день, дождавшись ночи, мы собрали рюкзаки и решили идти в сторону вершины. Ползли на четвереньках, сквозь эти заросли, и вдруг раздалась очередь АК-47…. Нас спалили(((

    Прибежали несколько рейнджеров с автоматами, направленных на нас, в добавок было несколько гражданских с дубинками в руках, агрессивно настроенных, я продолжал посылать все на хер… меня успокоили и уговорили спускаться вниз. Выбора не оставалось.

    У подножия нас ждала целая машина военных. Поставили на колени, руки за голову, возле головы дуло автоматов, из рюкзаков все грубо и небрежно вываливали на мокрую землю…чувство будто ЦРУ взял наркокортеж. Дальше нас швыронули в машину и под четким присмотром привезли в ближайшую тюрьму. Там отобрали вещи, паспорта, закрыли в клетке и дали ведро воды. Мы выпросили горелку и приготовили бомжу и чайку. Так прошла наша первая ночь в африканской тюрьме.

    На следующий день нас перевезли в более крупную тюрьму, но там не знали что с нами делать и отправили дальше – еще больше тюрьму в г.Моши. Там по всей строгости с описью отобрали все вещи, паспорта, сняли отпечатки пальцев, сделали фото с тюремными номерами. Т.к. с английским оказалось в участке туго (следователи немного говорил по-английски), да и мы сами так себе. Они написали свою версию объяснительной на суахили и дали нам на подпись. Конечно же мы их не подписали. Далее мы сами написали нашу версию на английском и тупо перевели на суахили в гугле-транслейт. Хохот в участке стоял целый день. Этот листочек они носили из отдела в отдел и всеми угорали над переводом.

    Последующие дни мы безуспешно пытались обратиться к помощи нашего посольства, на что они ответили «к сожалению, мы ничем не можем вам помочь. Опираясь на предыдущий опыт с аналогичной ситуацией, вас посадят где-то на год. Мы постараемся через полгода перевести вас в российскую тюрьму или хотя бы как-то депортировать в Россию.» Качать свои права там было бесполезно. Пару раз приезжал серьёзный директор национального парка Килиманджаро, беседовал с нами, предлагал нам заплатить 3000$ за попытку незаконного восхождения, но более чем 100$ мы ему не могли предложить, на этом мы разошлись. Следователи оказались хорошими понимающими ребятами, они водила нас в город и угощали завтраками. Они не в состоянии были нам помочь, т.к. доход от восхождения на Килиманджаро составлял 90% от общего бюджета страны.

    Так прошли дней 5.

    Суд назначили на 1 января.

    31 декабря снова приехал директор парка и пообщавшись со следователями сделал нам предложение купить билеты на посещение входа в парк (что-то около 100-150$). Настроение у нас было так себе, новый год на носу и ближайшие перспективы не радовали и мы согласились. Нас отвезли ко входу в парк, мы купили билеты и нас отвезли обратно, после всех формальностей, нам вернули вещи и мы пошли готовиться к празднику Новый год с уже более приподнятом настроением.

    P.S. Когда мы общались со следователями, они говорил, что раньше частенько попадались такие как мы, и их как правило отпускали из-за не столько строгого нарушения закона. Но таких людей становилось все больше из-за сарафанного радио и в результате правительство приняло решение сажать таких туристов, чтобы не плодить халявщиков. С тех пор все стало гораздо строже.
    После этого случая, я не рекомендую пытаться взойти на Килиманджаро подобным путем (даже если вы пророете тропу с севера), если у вас конечно нет куча свободного времени и вы любите экстрим)))

    Пару дней спустя, пытаясь уехать на Занзибар, у меня чудом стащили деньги с паспортом, но это уже совсем другая история…

    Может где-то что-то не точно описал, т.к. прошло уже 5 лет. Да простят меня критики!

    Рубрика: Новости

    Из Ладака в Занскар за 11 дней (сентябрь 2018). Часть 5.

    11 Октябрь 2018 // Ваш отзыв »

    «Финишная прямая».

    В Падуме мы ели, стирали одежду, делали йогу и опять ели, … и снова ели. Удивительное дело, Падум – на первый взгляд ничем не привлекательный транспортный узел, состоящий из двух т-образно соединённых друг с другом улиц – оставил в моём сердце неизгладимое впечатление. Там было очень легко дышать, и в нём пахло любимым мною Тибетом. И до слёз не хотелось двигаться дальше. Но я «солдат», как часто называл меня Игорь, и поэтому без сомнений и колебаний надо было продолжать двигаться вперёд. А впереди у нас по плану – автосотоп до Каргила.

    Первый день стопа не задался, и мы отъехали от Падума всего на 40 км (из 240 км). Но зато в этот день мы больше всего смеялись, под пристальным и недоверчивым взглядом чумазых деревенских детишек. Они вопросительно смотрели на нас с недоумением более высокоразвитых существ, а мы ничего не могли с собой поделать и беспричинно хохотали без остановки.

    Второй день был более удачным для автостопа. Сменив несколько скучных легковушек, мы запрыгнули в багажный отсек чёрного джипа mahindra с брезентовым кузовом. И это был лучший транспорт на всей магистрали, который не сбрасывал скорость ниже 60-и км/ч на протяжении всей дороги, которая на 99% была разбита и закручивала хитрые петли и повороты, повторяя контур горных хребтов. Асфальт «выдали» только на последнем участке пути, когда оставалось километров 40 до Каргила. Наш бесстрашный водитель поднимал клубы пыли, которые равномерно оседали на наших лицах и одежде. Я смотрела на улыбающееся лицо Игоря (ещё бы, ведь он же любит «обгонять», а наш водитель обогнал всех, кого только можно было обогнать в этот день), и оно исчезало в слоях пыли, которая всё более чётко прорисовывала морщины на его лице. На пассажирском сиденье путешествовала девушка из Америки с кубинскими корнями. Игорь не упустил шанса поболтать с ней на Испанском. Когда мы прощались с ребятами в Каргиле, и Игорь с Ханишем обнявшись, похлопывали друг друга по спинам, над парнями кружило неслабое облако пыли.

    Отдельно нужно сказать о красоте самой дороги из Падума в Каргил – она великолепна! Манали-Ле хайвей на её фоне просто отдыхает. Как только за поворотом скрывается один снежный массив, перед вами сразу же возникает другой. Один только вид на знаменитые Нун и Кун чего стоит! А если «в кадре» вдруг на секунду не будет снежных вершин, то вам покажут озеро или отчаянно удирающего от звуков машины жирного сурка.

    В Каргиле нас ждал большой двухдневный мусульманский праздник Мохарам, из-за которого была закрыта большая часть кафешек и магазинов. Только индуистские семьи язычников решились открыть свои лавки в тот день. Игорю очень хотелось поесть рыбы, но не получилось.

    Грязный гест (других в Каргиле нет). Традиционные индийские «разборки» с персоналом – ключ не открывает дверь, горячая вода не течёт из-под крана, холодная вода течёт с крыши – ну в общем всё как обычно. И только превосходный wi-fi в этом мрачном месте с запахом грязных носков не вызвал нареканий.

    На следующий день мы приехали в Ле с долгой остановкой в Ламаюру. Сходили в монастырь, попели мантры и, конечно, пообедали.

    Последний участок пути от Ламаюру до Ле проехали молча, каждый в своих мыслях. Игорь планировал следующий маршрут, ведь уже через 5 дней к нему приезжал новый солдат, ну а мне в этот же день предстояло возвращение в Москву после 9-и месяцев благостной и беззаботной жизни в Азии.

    Рубрика: Индия

    Из Ладака в Занскар за 11 дней (сентябрь 2018). Часть 4.

    // Ваш отзыв »

    «Водные приключения».

    У нас не было чёткого плана на маршрут после восхождения. Мы отложили это решение на самый последний момент, чтобы исходить из оставшегося количества дней, еды, сил и настроения. Дней и еды было мало, а настроения и сил – много, поэтому мы выбрали самый длинный маршрут до Занскара через деревню Зангла и три перевала выше 4900 метров.

    За следующие 6 дней мы проделали уникальный путь, потому что большая его часть проходит по руслам рек, уровень воды в которых только пару месяцев в году позволяет их переходить. Остальные 10 месяцев в году трекинг закрыт. За оставшиеся 60 дней года там бывает не больше сотни человек. А теперь представляете насколько это уникальный природный комплекс с первозданной экосистемой, нетронутой присутствием человека?! Меня легко удивить красотой природы, но даже видавший виды Игорь на протяжении этого пути много раз останавливался, чтобы прочитать мантры и сохранить картинку на внутренний жёсткий диск. Это было очень красиво – цвета, формы, изгибы – всё так непохоже на то, что глаз мог видеть в горах раньше, и всё так причудливо и гармонично! Дорогая, милая, хорошая Природа (О, Бхагаван!), спасибо, что разрешила нам посмотреть на себя!

    В то утро, когда мы прощались с Канг Яце и уходили дальше, была прекрасная солнечная погода без единого облачка на небе. Гора показала себя во всей красе, переполнив наши сердца чувством благодарности и детского восторга. В этот день нам удалось преодолеть сразу два перевала Konka Nongpo La (5080 м.) и Zalung Carpo La (5130 м).

    Заночевали прямо на перевале Залунг. Утром выяснилось, что обоим всю ночь было как-то не по себе, снились кошмары и чувство тревоги не покидало голову и сердце. Ох уж эти загадочные энергии высокогорных перевалов и их Хранители! Не видим мир невидимый, но это не значит, что он не существует. Однако закат на перевале был настолько несказуемо красив, что я смотрела на него и тихо плакала, забыв про фотоаппарат, хотя именно на правах фотографа Игорь разрешил мне задержаться на гребне, пока сам занимался бытовыми вопросами установки лагеря.


    А ещё в тот день мы встретили на пути один караван, главным Махараджей которого был русский мужчина из Челябинска. Владимир делал какой-то «классический» трекинг из Сарчу в Ле, один, но в сопровождении 6-и лошадей, 6-и шерп, огромной кухонной палатки и даже палатки с биотуалетом. Мы попросили Владимира поделится с нами сахаром «сколько не жалко» – наши запасы начали подходить к концу. Нам щедро отсыпали почти килограмм сладости, и мы были счастливы. В последующие несколько дней мы нашли на тропе пакет соли – когда у нас появилась нужда в соли, и бутылку сухого молока – когда нам захотелось чего-то «вкусненького». О, Бхагаван! Благодарим Тебя за заботу о нас!

    На следующий день начались «водные процедуры», и не прекращались они 4 дня. Первый день, демонстрируя чудеса ловкости и акробатики, удалось многочисленными перепрыгиваниями и скачками сохранить сухие ботинки почти до самого вечера. Второй день прошёл с самого утра в хлюпающих ботинках – переходов было так много, и они были так близко друг к другу расположены, что если разуваться и обуваться перед каждым препятствием, то можно буквально никуда не уйти. Пару раз Игорь меня почти «выхватывал» из бурного потока за секунду до моего падения, один раз пришлось ловить палку, раз несколько, прыгая по камням, я и Игорь срывались в воду. «Бл%ть!» – говорил Игорь. «Holly Molly!» – предпочитала более мягкую форму выражения эмоций я. Но смысл от этого не менялся.

    Ущелье вокруг реки то сужалось, то расширялось, иногда тропа уходила вверх в обход совсем непроходимых участков реки. Река петляла между ярко-жёлтых гребней, и мы вместе с ней. Постепенно и незаметно мы обнаружили себя на финишной прямой перед подъёмом на последний на нашем пути перевал – Charchar la (4900 м). Это был «переломный момент» в экспедиции. За перевалом начиналась прямая дорога обратно, в цивилизацию (в «матрицу» – как мы условно называем всё негативное, что связано у нас в головах с миром людей). Мы сделали долгий привал, и облокотившись спинами на рюкзаки, разговаривали о всякой незначительной ерунде, оттягивая до последнего момент подъёма. Но вот спустились лошадки, сопровождающие группу, которую мы встретили несколькими часами ранее, освободив нам дорогу, и мы медленно поплелись вверх. Уже в полдень следующего дня мы сидели на крыше тысячелетнего Zangla Palace и пели мантры, а ещё через четыре часа заказывали себе омлет в Падуме.

    Рубрика: Индия

    Из Ладака в Занскар за 11 дней (сентябрь 2018). Часть 3.

    // Ваш отзыв »

    Восхождение на гору Канг Яце II (6175 м).

    Мы пришли в базовый Лагерь Канг Яце (высота 5000 м) днём 9 сентября и сразу же решили ставить палатку подальше от цивилизации и поближе к речке, чтобы не нарушать нашего единения с природой.

    Планы наши были неясны. Игорь хотел на Канг Яце I (6700 м), однако для этого ему надо было «падать на хвост» какой-то группе (а есть ли такая?) Плюс, отсутствовала уверенность, смогу ли я совершить это восхождение, и поэтому со мной нужно было обязательно подняться на Канг Яце II (6175 м), хотя Игорь уже туда забирался всего пару месяцев назад. Разведка в лагерь установила, что там есть несколько групп для восхождения на Канг Яце II (для Любы) и ни одной группы с планами на Канг Яце I (для Игоря). Поэтому стали собираться на восхождение «для Любы», «а там видно будет».

    Погода нам не сопутствовала: к вечеру снег усилился и не прекращался всю ночь. Восхождение пришлось отложить на сутки, а утром буквально откапывать палатку из снежных сугробиков. Весь день отдыхали, читали мантры, сушили и заклеивали ботинки (опять же с мантрами) и очень, очень много смеялись. С вечера собрали рюкзаки, плотно поужинали и легли спать.

    Будильнику, поставленному на 2 часа ночи, было не суждено прозвенеть, потому что Игорь разбудил меня часом раньше каким-то чужим неслышанным мною ранее голосом: «Люба, фонарики, вставай быстрее!» Это означало, что Игорь в темноте увидел, как какая-то группа с налобными фонариками стартовала из базового лагеря на восхождение. Вскипятили чай и намазали знаменитые индийские butter cookies жирным слоем индийского солёного масла. Игорь открыл тамбур палатки и завтракал «у окна», не желая выпускать из вида крошечные огоньки в черноте гималайской ночи. При этом в какой-то момент, с не пережёванной печенькой во рту, Игорь (всё тем же чужим для меня голосом) произнёс: «Мы их догоним, Люба! Я люблю обгонять». И в глазах у него появился блеск сумасшедшего одержимого. Я нервно сглотнула своё печенько и скромно, стараясь максимально не оскорбить чувства бывалого альпиниста, заметила: «Ну как мы их обгоним, Игорь, это же моё первое восхождение»… Через 5 минут ещё два «фонарика» выплыли в темноту ночи и уверенно направились в сторону вершины. Шёл слабый снег и задувал неслабый ветер.

    Мы были крайней группой, вышедшей той ночью на маршрут. Ещё две группы, состоящие из 3-х и 5-и человек, которые вышли раньше нас и которые Игорь увидел ночью из палатки, мы догнали на площадке для одевания кошек и встёгивания в связки, спустя 4 часа после начала движения. Немцы бодро улыбались и говорили «good morning beauty». Мы с Игорем всё одели и всё застегнули, я съела лимончик (высота была уже 5600) и пошли вслед за первой группой, которой очень быстро наступили на пятки. Игорь сказал: «Я попозже их обгоню, пускай они немного протопчут дорогу» (каждый шаг утопал в свежем снегу сантиметров на 40-50). И тут я (человек который несколько часов назад недовольным сонным голосом бурчал, что никого обгонять не будет) произношу: «Игорь, давай обгоним их сейчас, пожалуйста»! В тот момент я чувствовала такой прилив сил и жизненной энергии, что останавливаться ни в коем случае не хотелось, а хотелось в своей скорости продолжать движение туда, к «пупырышку», который был вершиной (так у меня в голове это называлось, когда я смотрела вверх).

    А дальше всё как-то очень быстро произошло. Мы с Игорем шли, оставив вереницу фонариков далеко внизу себя. Я старалась идти достаточно быстро, чтобы верёвка между мной и Игорем не натягивалась и не затормаживала его движения. Потом стало рассветать, и я увидела, что вокруг меня и что многие облака уже ниже меня. Я не помню, когда закончился снег и началось солнце. На каждый шаг – мантра – «ом намах шивая», и так не знаю сколько раз. В пути мы остановились раза три минут на 7-10, не дольше, и я опять ела лимоны. А потом – бац! – и уже «пупырышек» совсем близко и разноцветные молитвенные флажки на нём. Игорь выбирает верёвку, и мы обнимаемся на вершине. «Bottomless-bottomful feelings which are far away beyond of happiness and satisfaction» – как я потом напишу у себя в фейсбуке. Фотографируемся, читаем мантры, развешиваем флаги, ещё фотографируемся и начинаем спуск вниз. В самом низу, на первой трети пути по снегу, встречаем отставшие группы. Раскрасневшиеся немцы в соплях и с глубоко сбившимся дыханием уже не обращают на меня никакого внимания. Я хотела их подбодрить и сказала, что осталось совсем немного, но им от моих слов почему-то стало ещё хуже.

    Следующим утром мы немного поболтали с немецкими парнями, и они добавили к нашей любимой фразе («They are brave») новый комплимент: «You guys are not boring. There are so many boring people around». Позднее в наших разговорах это слилось в одно предложение: «We are brave and not boring», которое сильно нас веселило.

    Когда я вернулась к палатке в 10:30 утра, Игорь уже делал свой неизменный комплекс упражнений. Праздничный обед состоял для меня – из макарон с оливковым маслом, а для Игоря из макарон с консервами «шпроты в масле». Это было божественно! И макароны закончились.

    После обеда Игорь хотел свернуть наш маленький лагерь и продолжить движение вперёд, но у меня совершенно не осталось сил на второй подвиг, в этот день я уже отдала всю свою энергию мощняке Канг Яце. Поэтому Великому Полководцу пришлось скучать до следующего утра, почитывая «Бхагват Гиту» и делая отжимания на нашем back yard.

    Рубрика: Индия

    Из Ладака в Занскар за 11 дней (сентябрь 2018). Часть 2.

    // Ваш отзыв »

    Начало: «Три дня в поисках Нималинга».

    Нималинг – это небольшая палаточная станция, расположенная не пересечении нескольких пешеходных маршрутов, здесь же берёт начало тропа на базовый лагерь Канг Яце.

    Самый простой, и он же популярный способ попадания в Нималинг – переход через перевал Kongmaru la (5130 м.) со стороны Хемиса, но мы не любим популярные маршруты, и поэтому пришли в Нималинг со стороны небольшой деревушки Лато, расположенной на трассе Манали-Ле, через перевал Lalung la (5050 м).

    Маршрут этот, действительно, не пользуются большой популярностью у путешественников, за три дня мы не встретили ни одной группы, и только в первый день нам на встречу вышли погонщики лошадок, которые своими показаниями здорово нас запутали, и найти Лалунг стало ещё сложнее. Перевал не обозначен на карте mapsme, поэтому Игорю пришлось включить всего его 7 (777?) чувств, чтобы ориентироваться на местности.

    В первый же день пути мы встретили волка. Он пробегал мимо нас достаточно близко, чтобы мы поняли, что это не собака и не лиса; но и достаточно далеко, чтобы сделать красивую фотографию. А потом мы шли, шли и шли, постепенно набирая высоту, пока неожиданно не выключился «свет». В результате пришлось ставить палатку на 4900 м. в темноте и без запасов воды. У меня в бутылке оставалось немного жидкости – хватило на чай с печеньками. Ночью шёл дождь и Бхагван налил котелок Игоря до краёв – а вот и водичка для утреннего чая. Второй (полноценный) завтрак сделали через несколько часов, когда мы обнаружили большую лужу в выемке огромного камня. Других источников воды по близости не было, вся влага куда-то ушла из этих мест.

    Пока возились с готовкой, на соседнем гребне разглядели козлиную тропу, которая и вывела нас в нужном направлении. «Bird distance» до Нималинга по mapsme составляла всего 6,5 км., но до Нималинга в тот день мы так и не дошли. К часу дня мы выбрались в широкую долину реки, где в дали из-за облаков выглядывала мощная белая стена горного массива Канг Яце, и практически сразу же началась снежная вьюга. Пришлось экстренно ставить палатку и ждать погоды.

    Утром снего-дождь всё ещё шёл, однако ветер стих, и мы решили продолжить поиски Нималинга. Немного поблуждали и закрутили небольшую петлю, но всё-таки отыскали более или мене очевидную тропу, которая через пару часов вывела нас к перевалу Lalung la. На верху мела уже более основательная вьюга, приближая видимость к нолю, но это не помешало нам развесить флаги и пропеть полный круг мантр. «First things first». Ну и перед самым уходом с перевала съели по маленькой индийской шоколадке.

    Вниз спустились быстро и уже через полчаса увидели вдалеке палатки Нималинга. Ура! Пошли к ним с удвоенной скоростью, потому что Игорь надеялся поесть там горячего далбата. Зашли в палатку-столовую, промокшие, но счастливые. Внутри – сухо и тепло, вдоль длинных деревянных скамеечек сидят трекеры различных национальностей, большинство из них пришли из Markha valley trek, благополучные, ухоженные, в чистых трекинговых ботинках и дорогих гортексных куртках, спрашивают и отвечают на банальные вопросы из серии «how are u?», «from where did u come from?», «how did u like it?» и прочие пошлости. Ну и мы, повинуясь эффекту толпы, тоже спрашивали и тоже отвечали на эти вопросы. Здесь надо обязательно не скупится на такие слова как great, amazing, awesome, fantastic и прочие прилагательные в превосходной степени.

    К нашему величайшему сожалению, шефповар объявил нам, что весь обед уже съеден, приходите на ужин в 18. Зато горячий чай в термосах и сахар в этой столовой были бесплатными (ну или это мы так решили, что бесплатными) и выпили по три стакана очень сладкого напитка. Так мы набирались сил для финального на тот день рывка в базовый лагерь Канг Яце.

    Снег усилился. На выходе из палатки сразу несколько человек решили нас проводить. Первой была симпатичная девушка из Швейцарии, она спросила, есть ли у нас с собой дополнительный комплект кошек и ледорубов (нет – очень жаль – нам тоже). Вторым – бородатый хипстер из Франции, который просто поинтересовался куда мы идём в такой снег и уже в спину нам бросил фразу, ставшую крылатым выражением нашего похода: «They are brave!» Так получилось, что эти два человека, сами того не зная, потом ещё долго присутствовали в наших разговорах. Игорю уж очень понравилась швейцарская девушка – ради такой можно и лишнее доп. оборудование неделю по горам потаскать! А слова бородача так зарядили нас гордостью и энергией, что до базового лагеря мы фактически добежали, без привалов и долгих остановок.

    Дорога к лагерю была очень красивой, наперерез большого травянистого плато, на котором чёрные яки лениво и меланхолично пощипывали жёлтую сухую траву, стоя под неспешно падавшими крупными белыми снежинками, а вдали простиралась невероятно красивая и живописная Markha valley с её безжизненными гребнями ярко-коричневого цвета, по своей структуре напоминающие толстую шкуру какого-нибудь экзотического животного. Такие картинки иногда показывает фейсбук в режиме «слоумо» с посылом гармонии и благополучия. Только для нас это был не экран смартфона, а самая настоящая жизнь – мы шли сквозь эту картинку по этой жёлтой траве, между этими огромными миролюбивыми животными, и каждый по-своему уже начинал готовиться к Восхождению.

    Рубрика: Индия