• Из Ладака в Занскар за 11 дней (сентябрь 2018). Часть 3.

    11 Окт 2018 // Ваш отзыв  Рубрика: Индия

    Восхождение на гору Канг Яце II (6175 м).

    Мы пришли в базовый Лагерь Канг Яце (высота 5000 м) днём 9 сентября и сразу же решили ставить палатку подальше от цивилизации и поближе к речке, чтобы не нарушать нашего единения с природой.

    Планы наши были неясны. Игорь хотел на Канг Яце I (6700 м), однако для этого ему надо было «падать на хвост» какой-то группе (а есть ли такая?) Плюс, отсутствовала уверенность, смогу ли я совершить это восхождение, и поэтому со мной нужно было обязательно подняться на Канг Яце II (6175 м), хотя Игорь уже туда забирался всего пару месяцев назад. Разведка в лагерь установила, что там есть несколько групп для восхождения на Канг Яце II (для Любы) и ни одной группы с планами на Канг Яце I (для Игоря). Поэтому стали собираться на восхождение «для Любы», «а там видно будет».

    Погода нам не сопутствовала: к вечеру снег усилился и не прекращался всю ночь. Восхождение пришлось отложить на сутки, а утром буквально откапывать палатку из снежных сугробиков. Весь день отдыхали, читали мантры, сушили и заклеивали ботинки (опять же с мантрами) и очень, очень много смеялись. С вечера собрали рюкзаки, плотно поужинали и легли спать.

    Будильнику, поставленному на 2 часа ночи, было не суждено прозвенеть, потому что Игорь разбудил меня часом раньше каким-то чужим неслышанным мною ранее голосом: «Люба, фонарики, вставай быстрее!» Это означало, что Игорь в темноте увидел, как какая-то группа с налобными фонариками стартовала из базового лагеря на восхождение. Вскипятили чай и намазали знаменитые индийские butter cookies жирным слоем индийского солёного масла. Игорь открыл тамбур палатки и завтракал «у окна», не желая выпускать из вида крошечные огоньки в черноте гималайской ночи. При этом в какой-то момент, с не пережёванной печенькой во рту, Игорь (всё тем же чужим для меня голосом) произнёс: «Мы их догоним, Люба! Я люблю обгонять». И в глазах у него появился блеск сумасшедшего одержимого. Я нервно сглотнула своё печенько и скромно, стараясь максимально не оскорбить чувства бывалого альпиниста, заметила: «Ну как мы их обгоним, Игорь, это же моё первое восхождение»… Через 5 минут ещё два «фонарика» выплыли в темноту ночи и уверенно направились в сторону вершины. Шёл слабый снег и задувал неслабый ветер.

    Мы были крайней группой, вышедшей той ночью на маршрут. Ещё две группы, состоящие из 3-х и 5-и человек, которые вышли раньше нас и которые Игорь увидел ночью из палатки, мы догнали на площадке для одевания кошек и встёгивания в связки, спустя 4 часа после начала движения. Немцы бодро улыбались и говорили «good morning beauty». Мы с Игорем всё одели и всё застегнули, я съела лимончик (высота была уже 5600) и пошли вслед за первой группой, которой очень быстро наступили на пятки. Игорь сказал: «Я попозже их обгоню, пускай они немного протопчут дорогу» (каждый шаг утопал в свежем снегу сантиметров на 40-50). И тут я (человек который несколько часов назад недовольным сонным голосом бурчал, что никого обгонять не будет) произношу: «Игорь, давай обгоним их сейчас, пожалуйста»! В тот момент я чувствовала такой прилив сил и жизненной энергии, что останавливаться ни в коем случае не хотелось, а хотелось в своей скорости продолжать движение туда, к «пупырышку», который был вершиной (так у меня в голове это называлось, когда я смотрела вверх).

    А дальше всё как-то очень быстро произошло. Мы с Игорем шли, оставив вереницу фонариков далеко внизу себя. Я старалась идти достаточно быстро, чтобы верёвка между мной и Игорем не натягивалась и не затормаживала его движения. Потом стало рассветать, и я увидела, что вокруг меня и что многие облака уже ниже меня. Я не помню, когда закончился снег и началось солнце. На каждый шаг – мантра – «ом намах шивая», и так не знаю сколько раз. В пути мы остановились раза три минут на 7-10, не дольше, и я опять ела лимоны. А потом – бац! – и уже «пупырышек» совсем близко и разноцветные молитвенные флажки на нём. Игорь выбирает верёвку, и мы обнимаемся на вершине. «Bottomless-bottomful feelings which are far away beyond of happiness and satisfaction» – как я потом напишу у себя в фейсбуке. Фотографируемся, читаем мантры, развешиваем флаги, ещё фотографируемся и начинаем спуск вниз. В самом низу, на первой трети пути по снегу, встречаем отставшие группы. Раскрасневшиеся немцы в соплях и с глубоко сбившимся дыханием уже не обращают на меня никакого внимания. Я хотела их подбодрить и сказала, что осталось совсем немного, но им от моих слов почему-то стало ещё хуже.

    Следующим утром мы немного поболтали с немецкими парнями, и они добавили к нашей любимой фразе («They are brave») новый комплимент: «You guys are not boring. There are so many boring people around». Позднее в наших разговорах это слилось в одно предложение: «We are brave and not boring», которое сильно нас веселило.

    Когда я вернулась к палатке в 10:30 утра, Игорь уже делал свой неизменный комплекс упражнений. Праздничный обед состоял для меня – из макарон с оливковым маслом, а для Игоря из макарон с консервами «шпроты в масле». Это было божественно! И макароны закончились.

    После обеда Игорь хотел свернуть наш маленький лагерь и продолжить движение вперёд, но у меня совершенно не осталось сил на второй подвиг, в этот день я уже отдала всю свою энергию мощняке Канг Яце. Поэтому Великому Полководцу пришлось скучать до следующего утра, почитывая «Бхагват Гиту» и делая отжимания на нашем back yard.

    No tags for this post.

    Related posts

  • Ваш отзыв

    Почта (скрыта) *