• * * *

    28 Фев 2010 // Ваш отзыв Метки:  Рубрика: Мысли вслух

    По всему миру организовано, существует множество монастырей, школ, ритритов, которые дают людям кров, пищу и учат людей быть счастливыми и каждый человек может быть таковым. Но большая часть человечества предпочитает страдать, выбрав скользкий путь мирянина.

    ОМ

  • Прыжки с моста в Гагре

    27 Фев 2010 // Отзывов (2) Метки: , , ,  Рубрика: Полеты, Россия

    Автор: Dyus

    Продолжение, начало: Полеты в Гагре. Полеты в Анапе.

    Глава 1

    Гагра, как и большинство крупных городов, имеет окружную дорогу – это грандиозная и неповторимая система мостов и тоннелей, проложенных в хребтах и над ущельями, проходящая над всем городом. Точнее эта дорога имелась у Гагры до недавней войны. Достаточно взорвать один мост или обрушить хоть один тоннель и весь этот грандиозный фортификационный комплекс превращается в красивую, но бесполезную достопримечательность. Мост Туристы без труда могут увидеть то, что осталось от дороги, с пляжа. Обычно этого достаточно, потому как для того, что-бы потрогать это руками, вам необходимо будет пешком пересечь весь многоярусный город и подняться на 100 метровую высоту, петляя по узким горным улочкам и постоянно попадая в тупики. Так что на такси, если не знаете дороги, будет куда быстрее, но нереально дорого.

    Время у нас было (с 1.5 до 3 дней), дорогу мы не знали, а вот про деньги на такси я вообще молчу… Мост, наиболее пригодный для прыжков с веревкой, находится почти над самым центром старой части города. Он один из самых больших и протяженных во всей цепи, а, главное, до дна ущелья 60 метров. Есть простор от души оторваться! Правда, по дну ущелья растут не только 15 метровые деревца, но еще и непроходимые заросли ежевики и прочей дряни, так что нам немало пришлось попариться и изодраться прежде чем мы смогли повязать снасти.

    Когда все было готово к прыжкам, то солнышко уже зависло в радиусе от морской глади и, очевидно, непрочь было отойти ко сну. Нас это несколько остановило. Можно было подвязать веревки и отправиться к месту лагеря что-бы помочь той части коллектива, на чью долю выпали вопросы стоянки и быта, но разве мы уснули-б спокойно, не проверив и испытав результат многочасовой и головоломной работы!?! Да, а как с уверенностью в завтрашнем дне?

    Прыжок с моста Добровольца искать не пришлось, здесь есть неписанные, но жесткие правила. Их немного, но соблюдая этот устав, я, верю, избежал много неприятностей, если не говорить большего. Да-а-а… Так вот одно из правил сего устава гласит: кто руководил подвязкой снастей и вязал силовые узлы, тот сам и испытывает! Эт мне не впервой, так что вполне привычно… первым откусить вкусного пирога… или, точнее, блюда из рыбы фугу, которую сам приготовил по рецепту из прошлогоднего календаря… Всё, завязал крепежные узлы на самый короткий маятник, залез на перила, сказал что-то ободряющее для себя (или как, наверняка-б, написал один мой друг: прочел короткую мантру для безопасности путешествующих и прыгающих с мостов :-) ) и прямым нырком, без сальто, сильно оттолкнулся в сторону моря… …полет…

    При прыжках с парашютом летишь к земле около минуты, но вид внизу почти не меняется: как была под тобой крупномасштабная географическая карта на выходе из самолета, таковой она и остается до раскрытия купола, детали неразличимы, лишь масштаб чуть крупнее становиться. За секунду до открытия парашюта

    Здесь-же все иначе и жестче: земля рядом и с каждым мгновением она все ближе, вот ты пролетел треть пути, а скорость все нарастает. Вот еще ближе и быстрее, а полет что-то никак не замедляется. Уже легко различимы мелкие детали, травинки внизу… Кажется все, еще один миг… …и этот миг растворяется в вечности… вот такие фокусы с временем… И лишь по прошествии этой вечности тебя вдруг подхватывают на руки гигантские качели и ты наслаждаешься этим прекрасным чувством откуда-то из далекого детства и по детски-же искренне рад что все прекрасно и все страхи позади! Лишь эта дрожь в коленках, иногда слезы на глазах, да остаточное смутное ощущение чего-то крайне опасного, которое вроде-бы было, но как-бы и не с тобой… Многие вообще потом почти ничего не могут вспомнить: помнят как его пристегивали к веревкам, вроде припоминают как через перила перелез и все, а потом уже как-то на качелях вдруг оказался…

    Пару лет назад я, в соавторстве с одной смелой скалолазкой, почти написал статью в один спортивный журнал. В этом очерке нами была предпринята попытка описать некоторые экстремальные виды спорта не как спорт, а как форму мощнейшего психологического тренинга. На что нам был дан примерно такой ответ: вы с ума сошли, такое опубликовывать?! Да прочитав такое, сколько психов захочет через все поле, сразу в дамки!!! Вот… Так что по сей день пылится эта ненаписанная статья на темных полках сознания. С грустью убеждаюсь, что действительно, не следует ее на свет выпускать…

    Затем мы подвязали веревки на ночь и отправились в лагерь, довольные и уставшие.

    Глава 2

    Сосны Давным давно, когда не было еще Макдональса с Нокией и Гагарин никуда не летал и Маркони у Теслы идей не подбирал да на Яблочкова не наезжал, а люди прибывали к морю на поездах и конными экипажами, царица Екатерина, своим именным указом, велела высадить в наиболее красивых и посещаемых местах Абхазского побережья сосны, дабы они приятно радовали монархший глаз, несколько утомленный южной экзотической растительностью.

    Прошли века, часть сосен не прижилось в столь жарком и непривычном климате, часть поспилили хозяйские руки, часть не укладывалось в русло генеральной линии, после октября… А из того, что ассимилировалась и пережила смутные годы, сохранилась лишь малая толика. Но какие это вымахали за столетия гиганты! Когда мне впервые открылся путь в Абхазию, то эти огромные и величественные деревья, наиболее поразили меня по побережью Пицунды. До этого я и сосен-то больших не видел, так, думал лишь что вижу, шатаясь по мачтовым борам России…  А это еще и на берегу моря!

    В Европе всего несколько мест осталось, где сохранились такие деревья. В одном из таких, чудом уцелевших сосновых островков, на верхней окраине Гагры, мы и разбили свой лагерь… Когда вся наша развеселая и шумная компашка подошла к костру, то лагерь уже во всю жил и функционировал: в удобных местах стояли палатки, что-то сказочно вкусное, судя по аромату, побулькивало над огнем. Откуда-то была заботливо извлечена бутылка местного вина… До рассвета оставалось еще достаточно времени, когда мы разбрелись по палаткам.

    В утро нашего приезда в Гагру, мы планировали, из тех трех с Красная поляна половиной дней, имеющихся в нашем распоряжении, пару пробыть в Абхазии, а оставшиеся день-полтора со вкусом потратить на визит в Красную Поляну. Казалось весьма достойным делом взойти на соседнюю с Айгбой вершину, пока еще не полностью закрыли олимпийский объект (немного не доходя до апекса Антон присмотрел неплохую площадку для парастарта, в свой крайний визит) и слететь на парапланах еще и оттуда.

    Центр старой Гагры Но все время, которое имелось в нашем распоряжении, было до капли израсходовано здесь, на теплом побережье чистейшего моря у подножия гор, в самом сердце древнего города, среди уникальной красоты, которую не портят даже развалины все еще оставшиеся после войны, в сказочной и гостеприимной стране Абхазии.

    Dyus. Февраль 2010. Камбоджа.

    ОМ

  • Афганистан

    25 Фев 2010 // Ваш отзыв Метки:  Рубрика: Афганистан

    Автор: Гунь
    АфганистанВы же, конечно читали Соловьева?

    Его двулогию о похождениях Ходжи Насреддина?

    Если нет, то тогда вы , возможно, не вплели, лишили ковер бытия своего, прекрасной яркой нити.

    Для меня же в годы отрочества, повесть сия была едва ли не настольной книгой. Я перечитывал ее много более десятка раз, всякий из них с головою, в полноте погружаясь в, тончайшей кистью прорисованный, мир.

    Уходил в Багдад, закинув на верного ишака переметные сумки, Чайхана засыпал под звяканье верблюжьей упряжки, прожигал дорожный халат искрами походного костерка под сенью старого карагача, смывал с лица красную пыль горного перевала, наслаждаясь прохладой мутной воды небольшого арыка, в закопченной чайхане устраивался с пиалой меж чалмоносыми бородачами…

    И немногим позже, обретали плоть эти картины и звездной ночью в иранском Исфахане, и в знойный полуденный час в пакистанском Лахоре, и когда в пустыню Тар я направлял шаги верблюда,a раджастанский Джайсалмер исчезал за песчаным барханом, и когда в индийской Лонде на циновку предо мной ставил старик пиалу и чайник, да в священном Пушкаре утирал лицо краем своей чалмы.

    Бандамир Но отчего-то лишь теперь в безмерно пыльном Афганистане, сон и сказка юности моей обрели ни с чем не сравнимую реальность, и пестрота персонажей, одежд и лиц подобна багдадскому базару.

    А жизни моей караван тем временем достиг, и мимо прошел новый столб путевой, и чуднЫх два значка – на нем означали 33.

    Во истину прекрасна Божественная спонтанность существования!

    Вехи сей достижение отметил средь братьев афганцев, на коврах и подушках простого дома, на окраине Кабула. На дастархане кальян с розовым табаком, сыр, наны – лепешки, ломти харбза – огромной дыни с желтой шкурой в крупных морщинах…»

    Сидя на красивом холме,
    Я часто вижу сон,
    И вот, что кажется мне…

    Б.Г.

    «Bism Alla Rahman Rahim» – командир борта поприветствовал пассажиров и отдал все в длани Всевышнего – самолет оторвался от индийской земли. Я в Кабуле. Кабул Вылет задержали на несколько часов, потому на афганскую землю я ступил уже после заката. В аэропорту познакомился с земляками-питерцами, пилотами ООНовских вертолетов, что и подкинули меня до города. В отличие от Тайланда, здесь, незнание языка сильно затрудняет поиск ночлега, особенно в городе, особенно в ночи… Утро. Лепешка и чайничек чая. На улицах значительно чище Индии, и приятно несет дымком, от огромных самоваров, раскочегаренных радивыми чайханщиками. Желтая «Волга» – действительно такси. Крепление под станковый пулемет на каждой машине полиции. Asamai – небольшая гора посреди города, до трети склона облепленная мазанками. Оставив оные позади вышел на открытый склон, и минут через двенадцать обнаружил лежащие на тропе небольшие плоские камни, крашенные красным и белым (таким образом, после множественных войн, здесь традиционно отмечаются минные поля). Здесь-то песенка про холм и заиграла в моей голове. Дальше я скакал только по большим валунам, или карабкался по открытым скальным участкам.

    Хм, дорога. Нормальная автомобильная дорога от подножия до телевышек. Другой вопрос – что подниматься-то сюда и вовсе нельзя, но пулеметчик на посту научен только не впускать. :)

    Далее пошла серия интересных встреч и предложений, но об этом в следующий раз.

    Конец сентября 1388 года по местному летоисчислению.

    ОМ

  • * * *

    25 Фев 2010 // Отзывов (2) Метки:  Рубрика: Стихи

    Мы рождены ,что бы жить ,
    Стремиться к красотам природы ,
    Чтоб в изумлении застыть,
    Увидев, как солнце восходит,

    Чтоб птицей парить в облаках,
    Дельфином нырять в океане.
    Но мы почему-то пока
    С пивом и бабами в бане.

    ОМ

  • Индийская сказка

    24 Фев 2010 // Ваш отзыв Метки: ,  Рубрика: Индия

    Суета города напрягала, и мы решили сделать выход в близлежащую территорию. Наскоро, кинув в походную сумку мандаринов и бутылку воды, мы вышли из кишащего котла, варившего людей. А солнце подогревало этот котел, и мозги многих постояльцев плавились под воздействием ультрафиолетового излучения. Тем, кому не хватало этого, применяли два противоположных способа смещения точки сборки – очищения организма с помощью голодания, вегетарианства и йоги, и отравления его же с помощью грибов, растений и пищи.

    Мы выбрали Middle Way – голодание с грибами и физическая культура с мантрами. Нагрев атмосферы повлек за собой искривление пространства и плоскость дороги находилась под углом, что отнимало некоторую часть нашей энергии любви, трансформируя ее в ненависть.

    Через час дороги мы вышли к кислотной реке ядовито изумрудного цвета. На берегу этого потока стоял ресторан в раджастанском стиле, разрешающий все то, что не разрешалось в золотом городе – пиво, мясо, рыбу. Мы зашли в этот Садом и Гоморру, и тут появился он – широкоплечий, темнокожий, скуластый индус высокого роста со следами боев на лице. В тот момент он был для нас джинном, явившемся посреди пустыни. Он предложил нам пройти в домик с соломенной крышей, служивший единственным убежищем  от зноя  в этом жарком месте. Проплыв в него, мы распластались в креслах-стульях. Надо отметить, что в этом доме было рой мух, но, почему то, нас они не касались, а толпились в одном углу. Потом, по диагoнали, были мы, а затем пустой угол.

    На вопросы о цене, джинн, мило, по пиратски, мужественно улыбался, стараясь уйти от ответа, что бы сделать сюрприз под занавес нашего обеда. Не приняв условия этой игры, мы покинули это сатанинское место, и тут, джинн, испуганный нашим отказом, примчался к нам. Еще через минуту была доставлена вкуснейшая парота и дал. И, как бонус, он поведал грустную историю своей жизни, которая мало чем отличалась от любой саги о жизни бедных крестьянских семей. И капли пота, стекавшие по его щекам, смешались со слезами. Все это действо происходило в тени большого дерева, расположенного неподалеку от дьявольского места. Люди со сказочными обликами стекались сюда с близлежащих деревень и сел.

    Синий от наколок, расположенных от головы до пят, сверкающий от обильного пирсинга, переливающегося на солнце, мимо нас продефилировал иноземец панко-металлистской наружности.

    Когда наши желудочные соки были удовлетворены, мы позвали джинна и спросили о реальной цене полученного удовольствия. Растроганный, он не мог лгать и сказал, что это всего лишь два доллара. Мой друг, за честность и мужествоб дал ему три. Джин неподдельно полюбил нас в эту минуту, и, наверное, мы стали самыми дорогими людьми для него в тот момент. Он, нежно, своей мозолистой рукой, взял мою, и поднес ее к своим губам. Шершавые губы пирата коснулись моих пальцев. Затем, то же самое, он сделал и с моим другом. Мы сидели ошеломленные. Джинн растаял в воздухе,

    как мираж, и только наши сытые желудки говорили о том, что это не было сказкой!

    OM