• Три дня райской жизни

    20 Сен 2012 // Отзывов (2) Метки: , , ,  Рубрика: Индонезия

    Автор: Наташа

    Ну кто из нас, хотя бы в далёком детстве, не хотел пожить первобытной жизнью на маленьком затерянном в океанских просторах острове с экзотическими пальмами и мягким белым песком? Мечты, как известно,

    имеют свойство сбываться. И на свете до сих пор существуют такие острова, как, например, остров Паган, расположенный близ берегов Суматры, информации о котором я так и не нашла на страницах

    русскоязычного интернета.

    Знойным июльским днём моторная лодка, в которой находились я,

    Игорь, русская датчанка со своей восьмилетней дочкой Софьей и четверо сопровождающих

    индонезийцев, проделав полуторачасовой путь, причалила к живописному песчаному берегу. За рядом высоких кокосовых пальм виднелись цветущие магнолии, несколько пустых деревянных бунгало, а дальше возвышалась почти неприступная стена густых зелёных джунглей. Поставив на берегу большую палатку, и бросив в неё рюкзаки с нашими немногочисленными пожитками, я и Игорь отправились исследовать островок, куда нас любезно закинула судьба. Оказалось, что за исключением не протяжённого пляжа (около 100 м.), на окраине которого располагалась скважина с пресной водой, три полузаброшенных бунгало, два покосившихся навеса с грубыми деревянными столами, небольшой пирс и домик смотрителя, весь остальной остров необитаем. «Обжитая» часть острова отделена морским проливом от другого подобного безлюдного островка, а необитаемая сторона смотрит в открытый океан. Мы неторопливо шли то по суше, то вброд по мелководью, вдоль омываемых волнами небольших скал и редких песчаных отмелей, опоясывающих остров. Наших ног ласково касалась тёплая морская вода, необычайно прозрачная, лазурно-голубая у берега и тёмно- синяя на глубине. Сквозь неё просматривался белый песок, серые скользкие, местами покрытые острыми ракушками камни и нити мочалистых водорослей, принесённых прибоем. Также на морском дне покоились фигурные раковины и белые обломки кораллов, напоминающие человеческие кости. На скалах грелись на солнцепёке уже знакомые мне расторопные ползающие рыбки и шустрые крабы, которые бросались врассыпную при нашем приближении. Там же, на скалах располагались целые колонии моллюсков, обитающих в окаменевших, прочно приросших к скалам раковинах. В центре острова находилась непролазная лесная чаща, куда мы не рискнули заглянуть. Из густых зарослей иногда мелькали головы и хвосты проворных зелёных варанов. Вокруг ощущалось спокойствие и естественность нетронутой присутствием человека природы. Остров мы обошли за сорок минут, тут же успев обгореть под палящими солнечными лучами. Паган очаровал нас своей уютной дикостью, и мы без колебаний решили провести здесь несколько дней. После обхода мы вернулись к нашим русским попутчицам и жизнерадостным индонезийским гидам, вместе пообедали привезёнными с «большой земли» рисом и фруктами, а затем тепло распрощались с отбывающими и долго смотрели вслед уходящей лодке. На остров стали опускаться лиловые сумерки, кроме нас двоих и смотрителя в окрестностях никого не осталось.

    Побродив немного по берегу, мы быстро свыклись с одиночеством, развели костёр из пальмовых листьев и вскипятили чай, а потом счастливо заснули на ковриках в просторной палатке, запланировав на следующее утро встречу с восходящим солнцем. К нашему изумлению, идти навстречу рассвету не пришлось, солнце поднялось над морем из-за холмов противоположного острова прямо напротив входа в палатку и неожиданно разбудило нас горячими золотистыми лучами. Свосходом солнца началась райская первобытная жизнь. Райской её можно назвать потому, что необходимый минимум вещей и орудий труда: зажигалка, нож, посуда и др., был привезен с собой и в отличие от далёких предков, нам не пришлось прикладывать титанические усилия для обеспечения скромного быта. Ранним утром, пока солнце пекло не слишком сильно, мы начали заботиться о пропитании, так как съестные запасы были довольно ограничены, и кроме того мне хотелось попробовать местной островной пищи. После утреннего кофе, опять же приготовленного на костре, мы отправились на поиски местных деликатесов, точнее, подобно первобытным людям, занялись охотой и собирательством)))). Игорь, мужественно преодолевая сопротивление назойливых кусачих муравьёв, взбирался на пальмы и взятым напрокат у смотрителя топориком сбивал кокосовые орехи, которые мы припрятывали в кустах. Затем вооружившись всё тем же топориком, мы пошли охотиться на моллюсков, мирно проживающих в своих наскальных поселениях. Я высматривала на поверхности скал наиболее крупные выпуклые раковины, Игорь, как опытный охотник, разбивал окаменевшее убежище ударом топора, а затем извлекал оттуда маленький слизистый кусочек мяса. Переступив через брезгливые опасения и жалость, я осторожно попробовала нашу добычу. К моему удивлению сырые моллюски оказались очень сытными и вкусными: нежными, маслянистыми, пропитанными солёной морской водой.

    Можно было ещё долго наслаждаться этим кушаньем, но начался прилив и уровень воды стал резко подниматься. Мы поспешили убраться, так как сердитые волны норовили захлестнуть и ударить о скалы непрошенных гостей, нарушающих мирный уклад жизни беззащитных моллюсков. К тому же в полуденную испепеляющую жару на острове лучше пребывать в тени пальм. Попытки самостоятельной рыбалки завершились безуспешно, в итоге мы обедали свежей рыбой из недавнего улова местных рыбаков, собственноручно приготовленной на углях и приправленной соком лайма, растущего неподалёку. Окончательно насытившись печёной рыбой и сладкими кокосами, мы решили продолжить обследование острова и его морских окрестностей. Во второй половине дня солнечные лучи палят не так безжалостно, позволяя плавать вдоль берегов с трубками и масками для снорклинга. Подводный мир поражал неожиданно яркими, фосфорицирующими цветами, которые практически не встречаются на суше, и многообразием причудливых форм его обитателей. Морские растения и цветы-кораллы с мерцающими неоновыми наконечниками на лепестках плавно колебались в такт непрерывно движущейся воде. Украшенные невероятными узорами и диковинными наростами-плавниками разноцветные красавцы рыбки деловито сновали вокруг рифов, блестящие стайки крошечной серебристой рыбёшки, бесстрашно и стремительно пересекали пространство, невзирая на препятствия. Под одним и тем же камнем неизменно находилась огромная важная полосатая рыба, своей формой и угрожающим видом похожая на торпеду. За чрезмерную упитанность и малоподвижность мы прозвали её поросёнком. Несколько раз Игорю посчастливилось лицом к лицу столкнуться с проплывающей мимо черепашкой. Иногда я настолько забывалась, что движения замедлялись, мысли угасали, и я начинала ощущать себя просто созерцающей частью этого потрясающего своей неземной красотой параллельного мира.

    Наступил час заката – время отдыха и размышлений. Мы расположились на возвышающейся над морем скале, о которую с шумом и брызгами разбивались непокорные волны, и стали наблюдать за плывущими облаками и сияющими переливами красок, порождённых заходящим солнцем. Небо будто разговаривало с морем на языке ветра и света. Как в фильме «Достучаться до небес»:
    На небе.. только и разговоров.. что о море.. и о закате..
    Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром..
    Как он тает в волнах..
    И еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине..
    Между тем солнце медленно уходило за горизонт. В свете его последних лучей мы с удивлением заметили гигантскую морскую черепаху с двумя детёнышами. Она, видимо, неспешно искала пропитание или отдыхала в прибрежных волнах у самых берегов острова. Скользя, мы перепрыгивали с камня на камень в надежде приблизиться и получше разглядеть этих необычных существ, но вся троица вскоре исчезла в морской глубине.

    Затем пришла ночь и вместе с ней лёгкий морской бриз. На небе появилась широкая звёздная полоса млечного пути, ночную тишину нарушал лишь шум морского прибоя, потрескивание горящих в костре дров и шепот пальмовых листьев. Первобытная жизнь предельно проста, она незаметно отсекает всё наносное, лишнее, позволяя человеку вновь почувствовать свою загнанную вглубь первозданную сущность и возвратиться к естественным радостям бытия: свежая незатейливая пища, тепло и свет солнца после дождя, уют ночного костра и искреннее душевное общение, освобождённое от масок и амбиций.

    Назавтра и послезавтра мы опять готовили еду на костре, охотились на кокосы и моллюсков, совершали подводные прогулки, вечером любовались закатом, а ночью пламенем костра и звёздами. Вся череда незамысловатых событий повторялась, совершенно не вызывая скуки или беспокойства. Единственными «неординарными» происшествиями стали гроза с непродолжительным ливнем, купание во время небольшого шторма, а также редкие беседы с посещавшими иногда остров туристами. Так незаметно в полной гармонии с окружающим миром и пролетели три райских дня на острове Паган. Увидев приближающуюся к берегу лодку, которая должна была увезти нас с острова, мы оба испытали грусть, возвращаться на суетную «большую» землю не слишком хотелось. Но впереди ждала следующая точка задуманного маршрута – дремлющий индонезийский вулкан Киринчи.

    Tags: , , ,

    Related posts

  • Новые комментарии

    • d пишет...

      1

      Э, народ, а кто афтор? Тут возникли предположения что не совсем Игоря стиль меж строк проступает…

      27 Сен 2012 в 1:24 | Ссылка на комментарий

    • Мальцев Игорь пишет...

      2

      avtor natalia.kompaniero po etomu puteshestviyu.vsego dobrogo

      04 Окт 2012 в 23:14 | Ссылка на комментарий

    Ваш отзыв

    Почта (скрыта) *